2020-07-17T23:48:09+03:00

В чем настоящая причина протестов в США: 401 год рабства, садистская порка и черные гетто

Американские журналисты пытаются разобраться в проблеме расовой дискриминации
Поделиться:
Комментарии: comments86
Участники акции протеста в связи с гибелью Джорджа ФлойдаУчастники акции протеста в связи с гибелью Джорджа ФлойдаФото: EAST NEWS
Изменить размер текста:

Первородный грех нации. Из рая американцы были изгнаны в тот момент, когда 400 лет назад к берегам будущих Соединенных Штатов причалил первый корабль с рабами из Африки. Так в Америке началось рабство. И в сентябре 2019 года в США отметили эту трагическую дату.

Расовая проблема похожа на айсберг, который дрейфовал в водах политкорректности и рано или поздно должен был натолкнуться на свой «Титаник», показав свою скрытую мощь. Экономический кризис, непропорциональные доходы цветного населения в Штатах, пандемия коронавируса, который прицельно бьет по темнокожим, врожденное недоверие со стороны полицейских к афроамериканцам.

Рабовладельческий корабль 1830 год Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Рабовладельческий корабль 1830 годФото: GLOBAL LOOK PRESS

Как американское общество добивалось расового равенства и что из этого вышло. Таким вопросом задается одно из старейших американских изданий The Atlantic. На протяжении 163 лет на его страницах публиковались рассуждения, споры и монологи ярых противников расовой дискриминации. Сейчас, наблюдая, как Америка в очередной раз переживает новый виток расовых восстаний, журналисты The Atlantic собрали материалы, когда-либо выходившие в их издании, начиная с 1857 года, посвященные темы неравенства.

«Понимание расы в Америке является отправной точкой для понимания самой Америки и того, чем она может стать в будущем», - отмечают журналисты.

«КП» приводит выдержки из этих материалов.

РАБСТВО НА ТРОНЕ НАЦИИ

«Пагубное влияние, которое рабство всегда оказывало на нашу национальную историю и наших общественных деятелей, еще не исчерпало себя. Оно действительно достигло таких высот, которые несколько лет назад никто и предсказать не мог. <…> Рабство, председательствующее в кабинете министров, сидящее на скамье Верховного суда, абсолютное в залах Конгресса. Никто не может сказать, какую форму оно может принять.

Будет ли это прямым покушением на свободу печати и свободу слова на Севере, где только и существует и то и другое. Еще не завершившаяся в Канзасе битва за принудительное установление там рабства путем вмешательства федеральной войск, возобновится повсюду.

Уже слышатся предостережения, предвещающие такой конфликт в Орегоне. Паразиты повсюду инстинктивно чувствуют, что рвение к установлению рабства там, где оно было отменено, или к его введению там, где оно было запрещено, есть высшая рекомендация исполнительной власти. Восстановление африканской работорговли всерьез предлагается и будет горячо поддерживаться, и ничто не может помешать ее осуществлению. Пират Уокер уже собирает свои силы для нового вторжения в Никарагуа, и ходят слухи, что генерал Хьюстон планирует отвоевать еще один «Техас» у Мексики. Великие события уже рядом, у дверей. И миссия их всех будет заключаться в том, чтобы прочно и навсегда закрепить рабство на троне нашей нации».

(Чем это кончится? 1857)

«РАЗВЕ Я ТВОЙ РАБ?!»

«Он подъехал к тому же месту и остановился. Затем я подошел к забору и, пристально глядя ему в глаза, спросил:

«Разве я твой раб?»

Он ничего не ответил, повернул коня и во весь опор поскакал к долине. Больше мы его не видели, но в тот же вечер пришло известие, что похитители (чернокожего населения - ред.) находятся в долине, и если мы не будем осторожны, они могут «зацепить» кого-нибудь из нас. Это вызвало большой ажиотаж среди цветных жителей района.

Рабовладельческий рынок в Америке 1860 год Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Рабовладельческий рынок в Америке 1860 годФото: GLOBAL LOOK PRESS

Незадолго до этого мы создали организацию для взаимной защиты от рабовладельцев и похитителей и решили не допустить, чтобы кто-нибудь из наших братьев снова попал в рабство. Вечером мы собрались вместе и спустились в долину, но похитители уже ушли. Мы следили за ними несколько ночей подряд, но безрезультатно. Похищения были обычным делом. Свежие новости о рабовладельцах или похитителях появлялись каждые две-три недели. Иногда группа белых людей врывалась в дом и забирала человека, и никто не знал, куда. Или исчезала целая семья. Не было силы, чтобы защитить их или предотвратить это. Я поклялся, что не позволю ни одному рабовладельцу забрать беглеца, если только он встретится мне.

Однажды мне сказали, что рабовладельцы схватили Уильяма Дорси и поместили его в ланкастерскую тюрьму в ожидании суда. У Дорси была жена и трое или четверо детей, но какое дело рабовладельцу, если жена и дети умрут с голоду? Мы посоветовались, что предпринять, чтобы освободить его, но ни один из предложенных планов не мог быть осуществлен. Наконец мы расстались, решив в день суда увести Дорси. Его дело вызвало большой ажиотаж. Мы присутствовали на процессе и наблюдали за всем. У нас был человек, который рассказывал нам, как идет процесс. Наконец он вышел и сказал, что дело пойдет против Дорси. Затем мы выстроились в колонну у дверей суда, и когда рабовладельцы и Дорси вышли, мы подошли к ним вплотную, пытаясь отделить их от него.

Не успели мы отойти, как один из рабовладельцев навел пистолет на Уильямса Хопкинса, одного из наших товарищей. Хопкинс не дал ему выстрелить, но он этого и не сделал. Тогда рабовладелец наставил на меня пистолет и сказал, что вышибет мне мозги, если я не уйду. Я сжал кулаки, чтобы сбить его с ног, но кто-то сзади схватил меня за руку. Началась драка, и мы освободили Дорси. Он был так смущен, что стоял неподвижно, пока его снова не связали. Начался еще один бой. Кирпичи, камни и палки посыпались дождем. Мы дрались, и я думал, что нам вышибут мозги, когда белые, которых было слишком много, начали нас арестовывать. Несколько раз они ловили меня, но мне удавалось уйти. Одного из наших арестовали и впоследствии он предстал перед судом, но они не осудили его. Дорси посадили в тюрьму, но потом его выкупили и освободили друзья».

(«История вольноотпущенного. Беглый раб рассказал о своей жизни и страшной схватке с охотниками на рабов в Пенсильвании». 1866)

«ПОСЛЕ ПОРКИ ОН ПРИКАЗАЛ ОБЛИТЬ НАС РАССОЛОМ»

Современные журналисты анализируют поступки и действия исторических деятелей, которые сыграли ключевые роли в годы Гражданской войны. Так одно из центральных мест занимает фигура американского генерала Роберта Эдварда Ли.

Генерал армии Конфедеративных Штатов Америки Роберт Эдварда Ли. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Генерал армии Конфедеративных Штатов Америки Роберт Эдварда Ли.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Когда началось противостояние Севера и Юга, Ли возглавил армию южан - конфедератов, выступавших за сохранение рабства в Америке.

После смерти Ли стал одним из популярных исторических личностей, став символом «проигранного Юга». Благодаря его фигуре, удалось сместить акценты в оценке Гражданской войны с проблемы рабовладения на защиту традиционных американских ценностей, чести, благородства южан. Правда, движение за гражданские права чернокожих добились пересмотра сложившейся оценки роли Роберта Ли в истории, подчеркнув его приверженность к рабовладению и расизму.

«Ли был рабовладельцем. Его отношение к рабству изложены в письме от 1856 года, которое часто неправильно цитируется. В письме он описывает рабство как «моральное и политическое ЗЛО», но продолжает объяснять его так:

«Я думаю, что это большее зло для белого человека, чем для черной расы. И в то время, когда мои чувства отданы последней, мои симпатии сильнее к первой. Чернокожие живут здесь (в США - ред.) неизмеримо лучше, чем в Африке, морально, социально и физически. Болезненная дисциплина необходима для их обучения, и я надеюсь, что она подготовит и приведет их к лучшему. Их освобождение скорее произойдет от мягкого и тающего влияния христианства, чем от огненной бури полемики».

Его аргумент в том, что рабство плохо для белых, хорошо для черных. То, что черные люди могут не хотеть быть рабами, не предусмотрено, их отношение к собственному рабства даже интересует Ли.

Жестокость Ли на плантациях в Арлингтоне, штат Вирджиния, едва не привела к восстанию рабов, отчасти потому, что рабов должны были освободить после смерти их предыдущего хозяина. Но Ли прибегнул к двоякому юридическому толкованию своей воли, желая сохранить рабов, как свою собственность, для потомков. Это продолжалось до тех пор, суд не вынудил его освободить их.

Когда двое из его рабов сбежали и были пойманы, Ли избивал их сам, а затем приказал надсмотрщику «хорошенько выпороть их». Уэсли Норрис, один из беглецов, вспоминал, что «не удовлетворившись истязанием, генерал Ли приказал надсмотрщику тщательно вымыть наши спины рассолом, что и было сделано».

(«Миф о добром генерале Ли. Легенда о героизме и порядочности лидера конфедератов основана на вымысле человека, который никогда не существовал. 2017)

ПРОБЛЕМА В НЕПОХОЖЕСТИ

«В заключение я хотел бы поддержать точку зрения одного талантливого писателя, который задается вопросом: «В чем, по существу, заключается проблема расы? Это проблема жизни с людьми, которые не похожи на нас, независимо от того, являются ли они нашими начальниками или подчиненными, имеют ли они курчавые волосы или косички, косоглазые, крючконосые или толстогубые».

Конечно, не было бы никакой расовой проблемы, если бы не было контакта с людьми, не похожими на нас. В непохожести нет ничего проблематичного, это можно просто принять и рассматривать как данность. Проблема возникает только тогда, когда люди одной расы настроены принять и действовать в рамках какой-то политикой, более или менее деспотичной или репрессивной по отношению к людям другой расы. Если бы такой политики не было бы, то и не возникло бы расовой проблемы. Именно существование такой политики, ставшей традиционной и подкрепленной непоколебимыми убеждениями, составляет расовую проблему южных штатов».

(«Суть расовой проблемы». 1909)

КРАЕУГОЛЬНЫЙ КАМЕНЬ ГЕТТО

«Многие рабы бежали на Север до эмансипации, некоторые, конечно, мигрировали в Либерию, Гаити и Центральную Америку. С окончанием Гражданской войны с юга начал прибывать постоянный поток освобожденных людей. Во время реконструкции эта миграция на север ослабла. <…>

Вторая мировая война усилила черную миграцию из глубин Юга, чем Первая Мировая. Черные переехали в Лос-Анджелес, Питтсбург, Акрон, Гэри, Канзас-Сити, Цинциннати, Филадельфию, Вашингтон, Чикаго, Нью-Йорк и многие другие города. Они нашли работу на сталелитейных заводах, авиазаводах и верфях, по большей части в качестве рабочих и прислуги. В течение 40-х годов примерно 250 000 чернокожих мигрировали на западное побережье в поисках работы. Эта миграция не замедлилась с окончанием войны, но продолжалась и в 60-е годы».

«С какими проблемами сталкиваются чернокожие, когда они переезжают в такие районы? Большинство, перебравшихся на север, теснились в трущобах. Перед лицом бомбежек и беспорядков они боролись за место под солнцем для себя, родственников и друзей. Они сталкивались с ежедневной борьбой за рабочие места. Поначалу им отказывали и вынуждали соглашаться на черную работу. Военное время принесло много рабочих мест, но они были первыми отрезаны от рынка труда, а ремесленные профессии по большей части оставались для них закрытыми. К проблемам жилья и рабочих мест добавилась проблема образования. К началу XX века эти три проблемы стали фундаментальными проблемами гетто и основополагающими для ранних расовых взрывов. Город Чикаго предлагает классическую иллюстрацию этого типа.

Когда чернокожие люди начали прибывать в Чикаго на рубеже веков, они были вынуждены жить в старых гетто, где арендная плата была самой дешевой. Они заняли старые, полуразрушенные лачуги рядом с железнодорожными путями. Огромный спрос на жилье немедленно привел к резкому росту арендной платы в гетто. Искусственная паника часто создавалась предприимчивыми риэлторами, которые поднимали крик «ниггеры идут», а затем удваивали арендную плату после того, как белые бежали. Расширение гетто породило столько трений, что в дома, принадлежащие черным, часто кидали бомбы».

«Основная проблема внутри гетто - это порочный круг, созданный отсутствием достойного жилья, достойной работы и адекватного образования. Неудача этих трех фундаментальных институтов привела к отчуждению гетто от остальной городской территории, а также к глубоким политическим разногласиям между двумя общинами».

(«Динамит. Трагедия пылающих гетто имеет исторические корни, которые уходят в ложные ожидания, появившиеся в эпоху Реконструкции, а также в отказе американских граждан беспокоиться из-за насилия, творящегося в трущобах. 1967».

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Маргарита Симоньян: Происходящее в США обозначается простой русской фразой «маразм крепчал»

00:00
00:00

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также