Экономика

Вроде бы не бездельники, и могли бы жить

О влиянии российских антисанкций на вводителей санкций против России
Что касается финансовых потерь, то официальные эксперты оценивают прямые потери почти в 250 млн евро, а упущенную прибыль в 610 миллионов.

Что касается финансовых потерь, то официальные эксперты оценивают прямые потери почти в 250 млн евро, а упущенную прибыль в 610 миллионов.

Фото: РИА Новости

Около 300 французских производителей пищевой продукции могут обанкротиться уже в ближайшее время. И причина тому - антироссийские санкции, введенные Парижем под давлением Вашингтона.

Франция, которая год тому назад жаждала «наказать» Россию, сейчас подводит итоги первого года антироссийских санкций, и контрсанкций, введенных Россией. Счет явно не в пользу Парижа: французский продэкспорт в РФ сократился с начала 2014 года на почти 34%. Из всей продукции, попавшей под российское эмбарго, на долю молочки пришлось 40%, на фрукты - 7%, овощи - 5%, мясную отрасль - 33%, а 10% составили полуфабрикаты.

Что касается финансовых потерь, то официальные эксперты оценивают прямые потери почти в 250 млн евро, а упущенную прибыль в 610 миллионов. Но они явно лукавят, поскольку ЕС вместо прямой финансовой помощи (компенсации убытков) ориентировал поставщиков-производителей на доппоставки на имеющиеся и новые рынки. В результате они своим демпинговым предложением опустили цены на уровень ниже порога окупаемости. Так что счет поставленным на грань разорения фермерских хозяйств можно вести уже на тысячи.

Последнему, кстати, немало способствовала и усилившаяся конкуренция со стороны немецких и датских производителей мясной продукции. Не помогла даже проводившаяся по всей Франции пропагандистская кампания «Покупайте французское!» Покупатель продолжил выбирать продукцию не по региону производства, а по цене. В результате потребитель во Франции сиюминутно выиграл в цене, но возник вопрос, что будет завтра, когда снизится предложение от своего производителя.

А вот все расчеты на то, что в России из-за «пустых полок» начнется «голод», оказались беспочвенными. Наоборот, российское сельхозпроизводство стало развиваться ускоренными темпами, наращивая предложение как по количеству, так и в ассортименте.

На этом фоне дружный хор русофобских плакальщиков, роняющих «крокодиловы слезы» об уничтожении нелегальной продукции, критикующих «месть» и «безумие» российских властей выглядит совершенно искусственным. Особенно, если учесть, что в ЕС фермеры и прочие производители регулярно уничтожают свою продукцию, чтобы соблюсти баланс цен.

На самом деле французские производители и эксперты озабочены сейчас более всего одним вопросом: удастся ли им вернуться на российский рынок после отмены санкций. И с каждым днем санкций ответ на этот вопрос становится все менее благоприятным.