Общество

«Спасатели долго искали самолет»: 30 лет назад в Екатеринбурге рухнул Як-42, на борту которого было 129 человек

Вспоминаем с участниками одного из последних авиапросшествий СССР, что помешало приземлиться и как спасали людей
Место крушения Як-42. Фото: из архива Степанова Е.А. предоставлено сайтом airdisaster.ru

Место крушения Як-42. Фото: из архива Степанова Е.А. предоставлено сайтом airdisaster.ru

Небо над Екатеринбургом было особенно негостеприимным для самолетов в 1990 году. Сначала в январе из-за обильного снегопада самолет Ту-134, на борту которого начался пожар, не смог приземлиться в аэропорту «Кольцово» и рухнул в поле под Первоуральском. Из 65 пассажиров погибло 26 человек. Это было воздушное судно Волгоградского авиотряда.

А затем, всего спустя семь месяцев, 14 сентября 1990 года история будто бы повторилась. Пассажирский самолет Як-42, на борту которого было 129 человек, упал под Екатеринбургом неподалеку от взлетно-посадочной полосы. Снова была непогода – сильный дождь. И самолет снова был от Волгоградского авиаотряда. В 30-летнюю годовщину трагедии мы пообщались с теми, кто отправлял самолет в Волгограде и теми, кто работал на месте крушения в Екатеринбурге.

ПИЛОТ ПОПРОСИЛ КОЛЛЕГУ ПОДМЕНИТЬ ЕГО

Это был четверг. Самолет Як-42, стоявший в аэропорту Гумрак, что в Волгограде, готовился к ночному рейсу. Его пунктом назначения был Свердловск. Все 124 пассажира поднялись на борт. Пилотировать судно должны были опытный командир-инструктор Валерий Панов и недавний выпускник летного училища Андрей Андреев.

- У Андреева опыта практически никакого не было, - вспоминает Сергей Толстогузов, в 1990-м командовавший авиационной эскадрильей самолетов Як-42 в Волгоградском авиаотряде. – Поэтому он был закреплен за Валерием Пановым, который в то время уже был инструктором и имел большой опыт работы на разных самолетах.

В 1990-м году два самолета не смогли зайти на посадку в екатеринбургском аэропорту из-за плохих метеоусловий и проблем на борту. Фото: Госархив

В 1990-м году два самолета не смогли зайти на посадку в екатеринбургском аэропорту из-за плохих метеоусловий и проблем на борту. Фото: Госархив

В этом тандеме молодость второго пилота должна была компенсироваться опытностью его наставника. Однако перед самым вылетом командир экипажа внезапно сменился, о чем руководство эскадрильи не знало. Вместо Валерия Панова за штурвал сел Виктор Азаров, который был в Волгограде в командировке. По словам Сергея Толстогузова, у Панова жена сломала ногу и он уговорил коллегу из другого региона, оказавшегося по служебной необходимости в Волгограде, слетать до Свердловска вместо него.

- Азаров относился к инспекторскому составу северо-кавказского управления, а им было разрешено вписываться в любое полетное задание своего управления. Вот без ведома командира летного отряда, без ведома командира эскадрильи, которые и подписывают полетное задание, он вписал себя вместо Панова сел и полетел, - объясняет Сергей Толстогузов.

А кроме того, всего за десять часов до рейса в Свердловск у Азарова уже был другой ночной рейс.

- Как такового отдыха у него и не было, - говорит Толстогузов. - И они оба вместе с Пановым не обратили внимание на то, что второй пилот, Андреев, такой неопытный.

В ЕКАТЕРИНБУРГЕ ДУЛ СИЛЬНЫЙ ВЕТЕР

Сам полет проходил без проблем, но когда судно начало приближаться к аэропорту «Кольцово» начались трудности из-за сильного ветра, дувшего самолету в «спину». Его скорость достигала 140 километров в час. А кроме того низкая температура приводила к обледенению корпуса самолета.

- Им надо было раньше начать снижаться, - объясняет ветеран Волгоградского авиаотряда, попросивший не указывать его имя. - Опаздывая с точкой входа в глиссаду (траектория полета самолета под углом к поверхности при заходе на посадку, - Ред.) они перекладывали стабилизатор. А стабилизатор перекладывается очень медленно, и самолет затянуло в пикирование. Вытащить его из этого пикирования они не смогли.

- Заход в «Кольцово» был с прямой, - добавляет Сергей Толстогузов. - Азаров там делал отвороты в сторону от посадочной линии влево и вправо, отклонялся «змейкой», увеличивая путь самолета, то есть время для того чтобы снизиться, чтобы можно было выпустить и шасси, и механизацию. А нужно было просто выполнить заход по кругу и в нормальных условиях пройти над аэродромом и выполнить обыкновенный заход на посадку. Чем он руководствовался, никому непонятно, ведь он сам разрабатывал технику предстартовой и предпосадочной подготовки.

Часть пассажиров разбившегося судна смогла самостоятельно добраться до аэропорта.Архивный снимок аэропорта «Кольцово». Фото: Госархив

Часть пассажиров разбившегося судна смогла самостоятельно добраться до аэропорта.Архивный снимок аэропорта «Кольцово». Фото: Госархив

БОРТМЕХАНИКА ПРИДАВИЛО БРОНИРОВАННОЙ ДВЕРЬЮ

Самолет стал стремительно наклоняться. От пикирующего падения «носом в землю» авиасудно спас 33-летний бортмеханик Николай Земцов. Он вывел двигатели на взлетный режим. В итоге самолет стал падать плашмя и срубив верхушки нескольких берез рухнул брюхом в поле неподалеку от аэропорта.

- Если бы самолет стукнулся носом, то двигатель в хвосте фюзеляжа от удара сорвался бы и пошел бы не куда то, а прямо по фюзеляжу и всех, кто был в нем он превратил бы страшно представить во что, - говорит Толстогузов. - Но самолет стукнулся плашмя отскочил от земли, а двигатель сорвался с мест крепления и пролетел вперед самолета на несколько метров. Сам самолет второй раз ударился плашмя, прополз так и переломился посередине.

В этот момент погибло четыре человека. Среди пассажиров жертвами крушения стали пожилые муж с женой, которые сидели как раз в месте разлома, а также комсомольский работник высокого ранга, который сидел на переднем сиденье и не был пристегнут — при ударе его с большой силой бросило на переборку впереди. Погиб и бортмеханик Николай Земцов. Его придавило бронированной дверью, которая отделяла кабину от пассажирского салона.

- Дверь открывалась прямо позади него, - объясняет Сергей Толстогузов. - Дело в том, что когда проектировали Як-42 дверь была обычной и ее петли вполне могли выдержать ее вес. Но потом было несколько случаев угона самолетов и вышел приказ — вешать на двери бронеплиты толщиной в несколько миллиметров. Дверь стала тяжелее, а петли на ней остались прежними. При ударе о землю они просто не выдержали и дверь слетела с них и ударила бортмеханика — его повалило на рычаги управления двигателями. Повредило все внутренности. По воспоминаниям второго пилота, Земцов потом еще несколько минут был жив, сказал несколько слов.

Фото: из архива Степанова Е.А. предоставлено сайтом airdisaster.ru

Фото: из архива Степанова Е.А. предоставлено сайтом airdisaster.ru

Фото: Алексей БУЛАТОВ

«ДОБРАЛСЯ ДО СВЕРДЛОВСКА, ПОДРОБНОСТИ В ПРОГРАММЕ «ВРЕМЯ»

Крылья при падении разворотило о деревья и землю, но керосин, пролившийся из них, не вспыхнул и взрыва вместе с пожаром не произошло. Тут помогла ненастная погода, которая и стала причиной падения — обильный дождь просто не дал огню ни шанса, сразу погасил первые искры. Но у этого «везения» была и обратная сторона — посреди ночи спасатели не сразу смогли понять, где вообще упал самолет.

- Чтобы найти пострадавших мы с Александром Шапошниковым, главным врачом «скорой помощи» Екатеринбурга сформировали две колонны машин по 6-7 бригад и поехали, - вспоминает Михаил Кириченко, в 1990 году работавший заместителем главного врача городской службы «скорой помощи». - По сути мы проводили разведку, чтобы понять, где находятся пострадавшие. Я со своей колонной двинулся в сторону Большого Истока, а Шапошников в сторону Арамиля. Пытались объехать местность вокруг аэропорта.

Тем временем пассажиры, которым постастливилось совсем не пострадать, начали выбираться из самолета через разлом в корпусе и помогать другим, кто не мог самостоятельно передвигаться.

- Был даже курьез. Один из пассажиров вылез из самолета, дошел до здания аэровокзала, зашел на почту и дал телеграмму домой: «Добрался до Свердловска, подробности в программе «Время», - вспоминает Сергей Толстогузов.

Но все же немало людей пострадало. У них были переломы и черепно-мозговые травмы. Причем «скорые» не могли подобраться непосредственно к месту крушения из-за слякоти, образовавшейся во время дождя.

Архивный снимок аэропорта «Кольцово». Фото: Госархив

Архивный снимок аэропорта «Кольцово». Фото: Госархив

- Раньше, когда ты подъезжал к аэропорту, стоял аншлаг с надписью «Счастливого пути» и около него был поворот направо, если ехать из города. Вот в той стороне самолет и лежал, - рассказывает Михаил, - Все наши «скорые» выехали туда и выстроились вдоль дороги, чтобы встречать разошедшихся кто куда пассажиров и сразу везти их в 36-ю горбольницу. Люди были в трансе, многие не знали куда идти.

За теми же, кто совсем не мог передвигаться, к самолету на грузовике, выехал заведующий здравпунктом аэропорта Андрей Тюменцев.

- На таких машинах по северам ездят, и то он с трудом по той слякоти, по торфу и мяше до места крушения добрался, - вспоминает Михаил Кириченко. - Пострадавших они погрузили в кузов, где бочки с солярой и увез всех в больницу.

В 36-й больницу всех пострадавших размещали на свободных койках. Мест, по воспоминаниям врачей, в ней было достаточно. Всего было ранено 40 человек. Но медики сумели вовремя оказать им помощь, поэтому число погибших не увеличилось. Позже в ходе расследования причиной авиакатастрофы были названы ошибки экипажа.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Приснилось, что упадет самолет, и я выйду замуж за летчика»

30 лет назад в Свердловской области разбился лайнер, на борту которого был 71 человек. Та трагедия для одного из членов экипажа обернулась неожиданным счастливым финалом (Подробнее)