Звезды

Взгляд из окошка глазами советской ВИПши: что не так с фильмом Кончаловского "Дорогие товарищи"

Наш корреспондент Сергей Селедкин подавился на премьере фильма о трагедии в Новочеркасске, номинированного на Оскар
Кадр из фильма Андрея Кончаловского "Дорогие товарищи".

Кадр из фильма Андрея Кончаловского "Дорогие товарищи".

Очень тяжело пережил поход в кино на «Дорогие товарищи» Андрея Кончаловского. Меня соседи угостили попкорном, а это была скверная идея. Кукуруза прилипла к небу, а кашлять-то нельзя: решат, что у тебя модная болезнь и разорвут на части. Я недавно читал, что в каком-то городе в метро женщина кашляла и ее побили. В общем, весь фильм промучился и очень обрадовался только в конце.

Так, что, на впечатление, возможно, повлияло даже не качество кино, а кукуруза. Она, проклятая.

В основе драмы Андрея Кончаловского лежит история расстрела в Новочеркасске в июне 1962 года. Требуя повышения зарплаты и условий труда, рабочие Новочеркасского электровозостроительного завода устроили забастовку. К забастовке присоединились трудяги других предприятий, в итоге количество бастующих превысило пять тысяч человек. Власти подавили бунт расстрелом. Несмотря на отсутствие официальной информации, о событиях в Новочеркасске шепталась вся страна. Но до сих пор, несмотря на открытые архивы и работы историков часть сведений о произошедшем - засекречена.

На премьерные показы номинированного на "Оскар" фильма набился чуть ли не полный зал народа. Черно-белая картинка "Дорогих товарищей" и кинематографические решения поначалу вызывали из памяти «Француза» Андрея Смирнова, но, к счастью, опасения не оправдались, кино оказалось динамичным и смотрибельным.

Правда, ощущение легкой разводки - не покидало. Ведь добрую половину фильма режиссер старательно перевирал детали.

В первой же сцене главная героиня (в исполнении, конечно, Юлии Высоцкой), просыпается с любовником. Нам показывают длительный процесс облачения, начиная с кружевных стрингов и заканчивая безразмерными чулками. Я немедленно задумался об этимологии такого гардероба у советской гражданки. Ну, допустим, трусы любовник привез. А чулки? Да и зачем они в июне, в жару, в Новочеркасске. Сомневаюсь, чтобы тетки такое носили, летом особенно. Ну, разве что специально, дабы всему городу показать, что утром от любовника идешь.

Актриса Юлия Высоцкая в фильме "Дорогие товарищи".

Актриса Юлия Высоцкая в фильме "Дорогие товарищи".

Дальше больше. Вернувшись домой, Высоцкая на всех парусах заруливает в совместный санузел типа «гованна» и делает там свои дела. Причем, несмотря на то, что здесь же, в ванной, моется ее 18-летняя дочь. Камера любовно обрисовывает бытовую сцену: мать на унитазе, дочь (без эпиляции) под душем. Умные люди мне сказали, что это такой ход, чтобы показать отсутствие дистанции между матерью-сталинисткой и дочерью, воспринимаемую как ничто. Но мне все равно кажется, что сцену порабощения можно было показать иными, менее недостоверными способами. И совместно в туалете не сидели даже заклятые сталинисты. Тем более у матери и дочери в квартире еще дед живет. Дополнительно странно, что взрослая дочь пошла в ванную, а дверь оставила нараспашку, мол, пысай-пысай, старичок.

Перед работой главная героиня заходит в парикмахерскую, чтобы ее там заплели. Не постригли, а именно заплели корзинку на волосах. Ну да, ну да. В шестидесятые все только так и ходили на работу.

Подраздражают прелестные картинки совковой действительности, скопипащенные с "Огонька" восьмидесятых годов.

Поскольку вначале по фактуре приврали, то когда начинают показывать расстрелы и подавление бунта, начинаешь сомневаться и искать: а что здесь Кончаловский придумал.

История выправляется, когда начинается человеческая драма тетушки-сталинистки. Ее дочь пропала после событий, и мать бегает по моргам и кладбищам, теряя рассудок от горя. Мужской состав фильма великолепен. Убедителен Андрей Гусев, сыгравший опера КГБ с человеческим лицом. Очень хорош Сергей Эрлиш, не имеющий никакого актерского опыта. Эрлиш играет старика-отца главной героини, устроившего домашний бунт и обрядившегося в казачью форму. Кому в фильме больше всего сочувствуешь, так это ему.

А вот Юлия Высоцкая на фоне мужчин потерялась, сыграла деревянно, одной краской и выглядела немножко как щука в опере (обзывашка не моя, так современники прозвали "печальника гор народного" Некрасова).

В сухом остатке осталось ощущение коекакничанья. Во-первых, как таковой обещанной Новочеркасской истории нам не показали. Весь фильм явлен с точки видения героини Высоцкой, горкомовской тетушки сталинистки-полевой жены. А во-вторых, ощутите саму идею рассказывать с позиции вип-персоны: ты ждешь взгляда из гущи событий, а тебе - взгляд из окошка глазами советской ВИПши. Да плевать я хотел на эту ВИПшу, если честно. Такие горкомовские тетки до сих пор в верхах сидят и ничего в их жизни не поменялось: смотрели на людей как на фекалии и продолжают смотреть и мыслить теми же категориями: расстрелять, Сталина на вас нет, живите на десять тысяч рублей и ни в чем себе не отказывайте.

Казалось бы, вот ты, режиссер, раз взялся за эту тему, так покажи трагедию маленького человека, которого обманывали одни, другие, третьи, а потом расстреляли и закопали в безымянной могиле.

Но нет, нет. Мы же ВИПы, мы не про вас, совки. Работали - и работайте дальше.

Фильм снят, тема закрыта. Все похлопали в ладоши, сказали: молодец, Кончаловский, так и надо, хвалим за твое лимитированное вольнодумство. Вроде, рассказал, а ничего не рассказал. Вроде, прошлое признали, а ничего не признали. Да еще показали, кто у нас теперь народный герой, чтобы остальные не заблуждались.