2017-04-19T20:30:41+03:00
Комсомольская правда
23

За конфликтом вокруг КНДР стоит Япония

Кто на самом деле одержал верх в обострении на Корейском полуострове
Если бы дальнобойная артиллерия товарища Кима выпустила хоть один снаряд по Сеулу то сначала рухнул бы фондовый рынок, а затем и завязанная на него экономика Южной КореиЕсли бы дальнобойная артиллерия товарища Кима выпустила хоть один снаряд по Сеулу то сначала рухнул бы фондовый рынок, а затем и завязанная на него экономика Южной КореиФото: REUTERS

Шпаги в ножны, господа: ядерная война между США и КНДР отменилась. Просевший рейтинг Трампа после торжественного дефиле американского авианосца рванул вверх на контрасте с «безвольным Обамой»; северокорейские оружейники вновь заклеймили «западных империалистов» и показали на военном параде очередные «вундервафли» (так аудитория соцсетей иронически называет «чудо-оружие») — словом, все довольны.

Вот только в любом конфликте всегда есть экономическое измерение и «третий радующийся» — тот, кто в итоге выигрывает больше всего. Причём от любого варианта развития событий. Если бы, не дай бог, дальнобойная артиллерия товарища Кима выпустила хоть один снаряд по Сеулу (от которого всего 40 километров до границы с КНДР) — то сначала рухнул бы фондовый рынок, а затем и завязанная на него экономика Южной Кореи.

А кто сегодня главный конкурент Страны утренней свежести? Страна восходящего солнца. Судостроение, автопром, высокотехнологичные производства — везде южнокорейские чеболи теснят японские корпорации. Экономика островного государства — в хронической рецессии, и показные попытки оспорить право России на Курильские острова едва ли могут отвлечь токийцев от внутренних проблем.

И тут в разгар обострения вокруг КНДР в Сеул приезжает вице-президент США Майк Пенс. В отличие от «несистемного» Трампа, он-то как раз и представляет старых добрых республиканцев-«ястребов» рейгановского толка. «За последнее время торговый дефицит США с Южной Кореей удвоился», — заявляет Пенс. Проще говоря, хозяевам Белого дома, мечтающим вернуть из Азии реальное производство, такой бизнес с Сеулом просто не нужен. Вашингтон уже отказался от обамовского проекта «Транстихоокеанское партнёрство» и теперь договаривается с ключевыми странами региона индивидуально. А самые эффективные дебаты — это когда к голове собеседника приставлен пистолет (или ядерная бомба товарища Кима), и Трамп как жёсткий бизнесмен такой приём очень любит. Так что теперь Сеул, напуганный «пхеньянской угрозой», наверняка подпишет любой торговый договор, даже невыгодный для себя, — лишь бы защитили. Но убытки южнокорейских чеболей — прибыли для японских корпораций.

Правда, умело дирижировавшие конфликтом японцы не понимают, что у Вашингтона партнёров нет — в лучшем случае клиенты, которым выставляют счёта за «услуги военизированной охраны» от какой-нибудь мифической угрозы наподобие так и не найденного «химического оружия Саддама Хуссейна».

18 апреля Майк Пенс, продолжая своё восточноазиатское турне, летит в Токио. И, боюсь, его «партнёрское предложение» японцев совсем не обрадует.

Еще больше материалов по теме: «Корейский кризис»

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
Читайте также